Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

И еще раз про "Обломова"

Александр Козырев, философский факультет, МГУ

Мы все читали «Обломова» в школе, где преподносится, что это роман о русской лени. О том, как плохо быть ленивым, ведь из-за этого ты можешь в жизни потерять все. А когда перечитываешь роман, то другими глазами смотришь на самого Обломова. Обломов видится человеком, у которого хрустальная душа, он воспринимает время по-христиански, как то, что несет в себе образ вечности. Для него время — это особая реальность, в которой нужно постараться не совершить ошибок. Мы часто повторяем: кто не действует, тот и не ошибается. Но часто действие нами совершается без лада с самим собой и нашими ближними. Это деятельность ради деятельности, повергающая нас в суету и не приносящая нам никакого удовлетворения. «Обломов» заставляет об этом задуматься. Меня как философа особенно поразили мысли Гончарова о Другом. В романе есть сцена, где Обломов возмущается, что слуга сравнивает его с другим («я для тебя все равно, что “другой”?»), а потом и вправду решает, что другой давно уже сделал бы то, что он не может. Слово «Другой» употребляется Гончаровым практически как философское понятие. 100 лет спустя благодаря Э. Левинасу, П. Рикёру, Ж. Деррида возникнет целая философия «Другого» — с большой буквы. Перечитывание этой книги убеждает меня в том, что в русской литературной классике можно найти немало философских тем и смыслов, вполне нетривиальных и отнюдь не только моралистических.

Ленин как человек эпохи модернизма

У каждой эпохи есть свой модерн, и, если говорить о том, что я имею в виду под модерном, то я имею в виду, конечно, эпоху начала XX века, которая характеризуется совершенно конкретными чертами: в первую очередь, идеями моральной ответственности, идеями материалистическими в основе своей, идеями совершенно материального подхода к психологии, к биологической эволюции, к экономике. Маркс, Фрейд, Ницше и, в огромной степени, конечно, Дарвин, – вот четыре кита модерна.
Ницше, кстати, тоже вполне рационален в своей антицерковности. Он выступает за независимого человека, человека без предрассудков, человека независимого, человека творца, – вот этими именами определяется модерн. Хотя определенные черты модернистской личности – личности, для которой работа превыше всего, важнее жизни; личности, для которой не существует предрассудков, и так далее. Черты такой личности есть и в Шекспире, есть и в Платоне, есть и в Сократе. Конечно, есть они и в Христе. Поэтому модернистская личность растворена в истории. Другое дело, что торжествовать эти идеи начали в начале XX столетия, и немедленно мир, чтобы затормозить прогресс, вверг себя в топку Первой мировой войны.
Идеи эмансипации личности, идеи распада традиционной семьи, идеи некоторого экономического детерминизма, идеи предельного рационализма, – все это как раз модернистские идеи. Ленин как раз был чистый модернист. Поймите, архаика – это триумф предрассудков и именно культ консервации. Ленин с его совершенно революционными преобразованиями, с его идеями масштабного уничтожения всего старого, – это типичный модернист. Идея модерна – это идея радикального переустройства человека, идея его изначальной неправильности.

Из интервью Никиты Михалкова

Я думаю, утеряно желание созерцательного взгляда в самих себя. Вообще русская знаменитая созерцательность, которая была всегда основой во многом философии русской, русской литературы, вообще русского искусства, она уступила место прагматизму, так сказать, штольцевщине. Обломовщина уступила место штольцевщине. Только прагматизм - что выгодно, что невыгодно. То есть, грубо говоря, вопрос «как жить?» стал важней, чем вопрос «зачем?». Потому что вопрос «зачем жить?» - это и есть самый главный вопрос.
Радио "Маяк". 30.12. 2014 http://radiomayak.ru/shows/episode/id/1159227/