solonitsyn1

Category:

Среднее профобразование захлебнулось в потоке охотников за навыками

Для российских выпускников выбор «между МГУ и ПТУ» всё чаще из-за  дороговизны первого склоняется в пользу последнего. Но среднее  профессиональное образование тоже может подорожать.

Высшее  образование в России становится интеллектуальным аналогом элитной  недвижимости: позволить его себе могут всё меньше семей, в которых дети  оканчивают среднюю школу. Это видно из графика, включенного в результаты  нового мониторингового исследования Центра экономики непрерывного  образования (ЦЭНО) РАНХиГС.

Согласно опубликованным данным, в период с 2014 по 2020 год число  абитуриентов вузов непрерывно сокращалось, в то время как количество  поступающих в учреждения среднего профессионального образования (СПО)  после резкого падения в 2015/2016 учебном году столь же резко пошло  вверх, и в 2020/21 учебном году превысило на 8 процентов показатель  2019/20 учебного года.

Как следует из прилагаемой к графику аналитической записки, при  сохранении текущей социально-экономической ситуации в стране число  получателей среднего профессионального образования будет расти и дальше:  прирост поступающих в техникумы (колледжи) в ближайшие несколько лет  составит ежегодно не менее 45 тысяч абитуриентов.

Исследователи  объясняют эту тенденцию не столько внезапно проснувшимся интересом  российской молодежи к обретению технического мастерства и падением  интереса к наукам (хотя такая мотивация тоже имеет место: о ней в  понедельник упоминала вице-премьер Татьяна Голикова, курирующая  нацпроект «Образование»), сколько тем, что подобная профориентация  школьников является вынужденной. У все большего числа российских семей  элементарно нет денег на обучение своих детей в вузах, если они не  прошли на бюджетные места.

Татьяна Голикова обратила внимание на то, что у части выпускников  школ нет возможности поступить даже в учреждения СПО и они вынуждены  выходить на рынок труда без каких-либо профессиональных навыков вообще,  пополняя тем самым резерв неквалифицированной рабочей силы и тем самым  загоняя в порочный круг уже свои собственные будущие семьи.

Хотя  опрошенные ранее Expert.ru специалисты рынка труда считают, что число  таких молодых людей ничтожно мало по сравнению с общим количеством  выпускников школ, никто не отрицает факта, что общий характер знаний  молодежи неуклонно примитивизируется. Это, в свою очередь, вызывает  тревогу за будущее России как мировой державы, способной отвечать на  научно-технологические вызовы.

Дьявол — в деталях

Исследование ЦЭНО содержит один важный нюанс, который интуитивно неочевиден и поэтому вызывает вопросы.

Дело в том, что авторы исследования вместо того, чтобы обозначить  варианты помощи малообеспеченным, но стремящимся к знаниям молодым  россиянам, предлагают диаметрально противоположное решение: развивать в  системе СПО платные услуги по наиболее востребованным профессиям. То  есть, поставить финансовый барьер на пути последнего, пусть и хилого,  социального лифта, на поколения закрепив сословное деление российского  общества на уэллсовских «элоев» и «морлоков».

Несмотря на то, что власти стремятся поднять престиж  среднетехнического образования (в этой связи часто цитируется опыт  программы World Skills), ситуацию с СПО в России никак нельзя признать  нормальной, соглашается один из авторов исследования, директор ЦЭНО  Татьяна Клячко.

«Система среднего профессионального образования не справляется с  потоком абитуриентов, на который она не была рассчитана. Именно из-за  переполненности этого канала и возникают такие явления, как платное  обучение по наиболее востребованным специальностям», - говорит она.

Такими специальностями, по ее данным, являются в первую очередь  профессии, связанные с информационными технологиями. Число поступающих  на эти специальности в некоторых регионах выросло в 2020/21 году не на  проценты, а в разы.

Это иногда стимулирует, а иногда прямо вынуждает колледжи вводить  платный прием на специальности, которые служат пропуском в социальный  слой, обозначаемый в англоязычных странах как lower middle class (в  российской терминологии — специалисты среднего звена) — промежуточное  состояние между рабочим классом и «белыми воротничками».

В то же время число желающих получить классические рабочие профессии  (класс «синих воротничков») год от года остается неизменным — в районе  полумиллиона человек. Эти профессии по-прежнему, как и предписано  Конституцией РФ, преподаются бесплатно — но они и не могут служить для  их обладателей социальными лифтами.

Доля бюджетного приема в среднем по системе УСПО в прошлом году  упала, по сведениям директора ЦЭНО, до 67,5 процента, хотя в разных  регионах эта цифра очень сильно отличается в ту или иную сторону — в  зависимости от демографической ситуации и политики местных властей. В  настоящее время обсуждается вопрос о выдаче льготных образовательных  кредитов тем студентам СПО, которые учатся на платной основе.

По мнению Клячко, взрывной рост числа поступающих в учреждения СПО  вызван не только усилиями правительства по повышению престижа рабочих  профессий, но и начавшим складываться с 2014 года механизмом  «выдавливания» значительной части подростков из школ, после окончания  ими 9 класса.

«После сдачи ОГЭ по окончании 9 класса школы часто стараются  избавиться от слабо успевающих учащихся, чтобы они не портили результаты  ЕГЭ. Деваться этим ребятам стало некуда, кроме как идти в СПО. Это не  всегда сознательный выбор — нередко просто единственный остающийся им  канал дальнейшей социализации. Хотя верно и то, что многие ребята теряют  интерес к учебе уже в школе», — говорит исследователь.

Вторым источником притока абитуриентов в организации СПО стало  стремление обойти ЕГЭ, сдать который на высокие баллы трудно, а 100  баллов могут получить лишь единицы вроде 8-летней москвички-вундеркинда  Алисы Тепляковой. В 2021 году Единый государственный экзамен на 400  баллов во всей России сдала одна-единственная школьница из  Ростова-на-Дону.

«Окончив программу обучения в СПО, абитуриент имеет право поступать в  профильный вуз без сдачи ЕГЭ, но сейчас только 9 процентов получивших  дипломы о среднем профессиональном образовании решают учиться в вузе  очно. Большинство выбирает заочное обучение, если решает учиться дальше в  вузе. Многие подростки все чаще жалуются на то, что учиться даже по  школьной программе становится очень трудно и не интересно. Это, кстати,  говорит и о том, что сами школы не очень-то справляются со своей задачей  дать детям качественное образование», — уточняет эксперт.

Наконец, третья причина массовой переориентации школьников с  вузовского на средне-профессиональный канал — вытекающая из все более  трудного материального положения домохозяйств необходимость для юношей и  девушек как можно скорее начать зарабатывать деньги самостоятельно, не  откладывая этот момент на 4—5 лет обучения в университете.

«Те семьи, для которых высшее образование детей по-прежнему остается  конечной целью, применяют такую тактику: ребенок сперва идет в колледж,  получает профессию, начинает зарабатывать деньги и уже из них оплачивает  свое обучение в вузе. Поэтому в СПО массово пошла молодежь не только  после 9-го, но и после 11-го класса», — говорит Клячко.

Образование отдельно, нацпроекты отдельно?

Как говорит директор ЦЭНО РАНХиГС, складывающаяся ситуация требует  серьезного осмысления и, возможно, корректировки подходов к развитию как  среднего профессионального, так и высшего образования.

Реальное положение в этой сфере слабо стыкуется с национальным  проектом «Наука и университеты», который, в числе прочего, ставит задачу  создания только в текущем году сотни молодежных лабораторий и  научно-образовательных центров (НОЦ).

Смысл создания НОЦ заключается в выводе региональной экономики, а  вместе с ней и экономики всей страны на новый уровень. Среди задач  нацпроекта обозначены вхождение России в пятёрку наиболее развитых стран  в мире по проведению исследований и разработок, создание условий для  работы перспективных исследователей, молодых учёных, для развития  кадрового потенциала. В рамках нацпроекта специалистами Рособрнадзора в  минувшем учебном году обеспечены методической поддержкой 252 школы из 24  регионов страны. В 2021—2022 годах в рамках этого проекта помощь  получат ещё 6 тысяч школ.

Но все эти усилия могут быть потрачены впустую, поскольку, согласно  исследованию ЦЭНО, огромное число вчерашних школьников не могут  позволить себе даже уехать в областной центр, не говоря уже про столицу,  и им остается выбирать обучение в организациях СПО в родном регионе.

«Здесь серьезно то, что нынешняя ситуация начинает негативно влиять  на систему СПО: она трещит по швам, качество обучения падает. Быстро  расширить ее не получится — нет кадров. Число обучающихся в  государственных и частных учреждениях СПО сегодня составляет около 3,5  млн человек — то есть, всего на полмиллиона меньше, чем в вузах, — и  этот разрыв ежегодно сокращается. Плохо, если в СПО разовьется практика,  когда факт получения диплома не будет означать, что выпускник получил  необходимые профессиональные навыки, которые могли бы повысить его  конкурентоспособность на национальном рынке, не говоря уже про мировой»,  — подчеркивает эксперт.

В мае  вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Княгинин назвал  растущий конкурс в колледжи города схваткой между вузами и организациями  СПО и связал это с тем, что последние дают более быстрый выход на рынок  труда.  Ректор МГПУ, бывший замминистра образования РФ Игорь Реморенко  говорил тогда Expert.ru, что выпускники школ все чаще предпочитают  «многоступенчатое выведение» — сперва получить профессиональное  образование, обрести финансовую уверенность в себе, и уже на этой базе,  если желание сохраняется, зарабатывать социальный статус и  самореализовываться путем получения высшего образования.

Что ж, возможно, вариант, при котором молодые люди сами возьмут на  себя заботу и ответственность о получении высшего образования, не так уж  и плох. Вопрос только в том, сможет ли система СПО «переварить»  стремительно растущее число охотников за навыками. И не выставит ли она,  подобно системе высшего образования, на пути молодежи финансовые  барьеры, преодолеть которые они (и их семьи) будут не в силах.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded