October 25th, 2021

Ещё раз про Россию

Кстати, пришел очень замечательный вопрос, что вот сумела же как-то польская интеллигенция сопротивляться тоталитаризму, и на этом состоялась. Почему у российской интеллигенции не получилось? Ребята, польская интеллигенция в 80-е годы и в 70-е сопротивлялась чужому тоталитаризму.

Дело в том, что главная трагическая особенность Российской империи в том, что «смело входил в чужие столицы, но возвращался в страхе в свою». Россия демонстрирует феноменальные боксерские и вообще warrior’s, бойцовские качества, когда она сражается с внешней агрессией. А с внутренней никаких не демонстрирует. Это очень печально, но почему? Потому что чужому легче сопротивляться.

Ведь понимаете, когда вы сопротивляетесь своему, вы подрываете одну из фундаментальных скреп существования России. Главная российская скрепа, главный принцип российской жизни — «Мы другие». У нас устроено не так. У нас и погода другая, и природа другая, и физические законы другие. Мы отдельные. Мы отдельная цивилизация, отдельная страна. У нас другие требования даже к антропологии.

Поэтому, естественно, любые попытки бороться против своих — в частности, против своей власти — рассматриваются — в том числе и этой властью, и многими обывателями — как предательство. Да, эта власть плохая, но она наша. Мы с ней разберемся.

Collapse )

Про режиссера Меньшова

Больной нерв эпохи заключается в том, что Владимир Меньшов, как гениальный режиссер массового кино, виртуозно находил язык для разговора со своим зрителем, с большинством. Оно его понимало.

Для «Розыгрыша» это был язык советского школьного фильма, который поднимает экзистенциальную проблематику, потому что в детском кино ее можно поднимать. Для «Москва слезам не верит» это язык такого интеллигентного кино, с песнями Никитиных, со стихами Левитанского, но при этом с жестоким стебом над штампами массовой культуры. Вот эта дача, фестиваль — такое ироническое переосмысление советской истории.

В «Москва слезам не верит» это очень заметно. Неслучайно, кстати, главный герой фильма «Журналист» (Васильев) и там играл журналиста. Но какая же это пошлая фигура! После фильма Герасимова вот такое падение. Не актера — типажа. Абсолютно народная трешовая комедия «Любовь и голуби», которую я, кстати, совершенно не могу смотреть.

Collapse )